Знаток Финансов

Что делать с гривнами

Сезонный тренд и успокоение после «дефолта не будет»

Специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса объясняет в , что укрепление гривны отражает сезонный тренд, существующий уже три года, хотя в этом году укрепление было немного более резким, чем раньше.

«Начиная с февраля гривна укрепляется, и это укрепление продолжается до середины-конца лета. В этом году тренд усиливается благодаря крайне благоприятной ситуации для национальной валюты», — пишет он.

Как и Александр Крамаренко, благоприятным для гривны фактором он называет покупку облигаций внутреннего государственного займа.

«С начала года в номинированные в гривну ОВГЗ зашло уже около 2 млрд долларов от иностранцев. Их очень давно не было на внутреннем рынке, и возвращение к нормальной ситуации, когда иностранцы покупают номинированный в гривне долг, поддерживает национальную валюту», — объясняет Фурса.

Помогает укреплению курса гривны и рост цен на сырье, которое экспортирует Украина.

«Цены на руду за год выросли почти вдвое, прекрасно себя чувствуют кукуруза и пшеница. А цена на газ, наоборот, падает», — отмечает Сергей Фурса.

По его словам, тренд к укреплению гривны в этом году ненадолго менялся в июне из-за интервью бизнесмена Игоря Коломойского Financial Times, в котором он поддержал дефолт.

Image caption

Интервью бизнесмена Игоря Коломойского Financial Times о дефолте повлияло на курс гривны в июне, считает Сергей Фурса, но потом рынки успокоились

«Интервью это многих испугало, и в результате гривна начала падать. Президент впервые открыто оппонировал Коломойскому, правительство сделало совместную конференцию с МВФ, на которой инвесторов заверили, что опция дефолта даже не рассматривается», — напоминает финансист.

«В результате рынки быстро успокоились, более того, возник даже эффект пружины, когда полученный от положительных заверений импульс привел как к росту стоимости украинских активов до уровня выше, чем было до выхода на арену Коломойского, так и к более сильному укреплению гривны», — отмечает Фурса.

Он прогнозирует, что уже к концу года доллар будет стоить 27-28 гривен, а основными факторами неопределенности для прогнозирования курса считает поведение иностранных инвесторов и политику нового правительства.

«Потенциально в мире сейчас много свободных миллиардов долларов, которые может привлечь украинская гривна, где сочетаются валютная стабильность, высокие ставки и хорошая макроэкономическая ситуация. Но это работает только если сохранится крайне позитивный настрой на мировых рынках, который сейчас уже напоминает период 2006-2007 лет, когда в поисках «чего бы еще купить» инвесторы и спекулянты заходили в самые отдаленные уголки мира», — объясняет финансист.

Сергей Фурса считает, что если после выборов к власти придет «технократическое правительство», то следует ожидать сотрудничества с МВФ, притока капитала, и можно будет забыть о сезонности колебаний валютного курса.

«А можем получить «политическое» правительство и стандартное для Украины болото. Более того, мы можем получить третий вариант, «правительство Коломойского», и тогда надо будет забыть о сотрудничестве с МВФ. А как результат, и о стабильном курсе валют», — добавляет он.

Транш или голод

Вне зависимости от того, насколько глубоко погрузится в кризис мировая экономика, Украина окажется среди наиболее пострадавших. Об опасностях, в частности, предупреждает министр внутренних дел Арсен Аваков. «Будем честны: большинство людей на Украине живут, не имея существенных финансовых накоплений. Пройдет месяц, и у людей не хватит денег, чтобы содержать семью, не хватит на еду и лекарства», — утверждает он.

Депутат Верховной рады Александр Дубинский говорит, что дефолт Украина может объявить уже в мае. По его словам, вернуть долги без глобальной финансовой помощи Киев неспособен. Плана выживания в случае отказа Международного валютного фонда (МВФ) у украинских властей нет.

у2

Здание Национального банка Украины

Фото: ТАСС/Александр Рыбин

Эксперты говорят, что последствия дефолта могут быть разными. Украинский политолог Андрей Золотарев в беседе с «Известиями» считает, что Украина может пойти по пути Аргентины. Там по стране в ходе дефолта 2001 года прокатилась волна грабежей и мародерства. «Боюсь, события на Украине пойдут по этому сценарию — с разгромленными магазинами, хаосом и анархией на улицах», — говорит он.

Руководитель Института украинской политики Константин Бондаренко напоминает, что целый ряд крупных государств переживали дефолт. «В случае банкротства Украина останется наедине со своими проблемами, заграница не поможет, на новые кредиты рассчитывать не придется. Но есть и плюсы. Деньги можно будет направить не на выплату долгов, а на развитие экономики», — считает собеседник.

Он добавляет, что для развития необходимо также поменять экономическую политику. «Надо не одалживать, а зарабатывать. Нужны протекционистские меры, снижение импорта процентов на 90, отказ от евроинтеграции, переориентация на внутренний рынок, введение налога на вывод капитала. Есть ли для этого политическая воля? Вопрос открытый», — рассуждает Бондаренко.

В долгах как в шелках

Главная проблема украинской экономики — внешний долг. В 2020 году Киев должен выплатить международным кредиторам $15,4 млрд, то есть 37% доходов бюджета. Пик выплат приходится на май и сентябрь, когда Украина должна погасить по $5 млрд.

Общий государственный и гарантированный государством долг Украины составляет $84 млрд, что в два раза больше доходов бюджета в 2020 году. Соотношение госдолга к ВВП превышает 60%, что в экономической литературе считается погранично допустимой чертой.

Осложняют ситуацию карантинные меры, введенные правительством из-за пандемии коронавируса. По решению кабинета министров Украины, с 16 марта закрыты торговые центры, рестораны, большинство магазинов. Закрыто метро, приостановлены междугородние и международные перевозки. Таким образом, удар получили наиболее динамичные отрасли — торговля, логистика, транспорт.

Экономисты говорят, что украинский бизнес столкнулся с двумя базовыми шоками. «Это шок реализации, из-за чего уровень доходов либо критично сокращается, либо вообще обнуляется. И шок постоянных затрат, которые в любом случае нужно формировать: проценты по кредитам, арендные платежи, налоги, зарплата персоналу», — говорит финансовый аналитик Алексей Кущ.

у1

Закрытый торговый центр в Киеве

Фото: РИА Новости/Стрингер

По оценкам экономистов, за первую неделю тотального карантина Украина потеряла от $300 млн до $400 млн. По итогам года ВВП упадет, предположительно, на 15%, то есть потери составят $22,5 млрд.

В ряде стран правительства приняли антикризисные меры. В Китае для стабилизации экономики выделили $175 млрд, в Италии — €25 млрд, в Польше — сумму, эквивалентную $50 млрд. Но на Украине просто нет денег для решения такого комплекса проблем.

Третья важная причина кризиса также связана с коронавирусом. Большую роль в украинской экономике играют деньги гастарбайтеров. За пределами страны работает 7–12 млн украинцев. Из года в год объем средств, которые они пересылали на родину, рос: от $7,5 млрд в 2016 году до $12 млрд в 2019-м. Для сравнения: от МВФ Украина за 2017–2019 годы получила $1,4 млрд. То есть гастарбайтеры были главными инвесторами в украинскую экономику.

Но из-за инфекции ситуация изменилась. В европейских странах прекратили работу целые отрасли экономики, многие гастарбайтеры вернулись на родину, поток переводов иссяк. Более того, из-за возвращения заробитчан на Украину растет безработица. В ЕС гастарбайтеры сами зарабатывали на пропитание и еще присылали деньги, а теперь им надо выплачивать пособие.

Битва за кредит

Решить накопившиеся проблемы Киев рассчитывает с помощью МВФ. В декабре 2019 года стороны договорились о выделении Украине $5,5 млрд. В марте Киев запросил дополнительные средства для борьбы с коронавирусом. Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева говорила, что для помощи странам с низким уровнем доходов фонд зарезервировал $10 млрд.

Денег, правда, Киев в этом году так и не увидел. Международные кредиторы требуют выполнения двух условий. Украинские власти должны окончательно одобрить продажу земли и запретить реприватизацию Приватбанка.

у4

Фото: ТАСС/Архип Верещагин

Принять эти законы не так просто. Закон о земле вызывает негативную реакцию в украинском обществе, депутаты боятся народных бунтов. Против запрета реприватизации Приватбанка выступает олигарх Игорь Коломойский. Банк принадлежал ему до 2016 года, но потом финансовая организация перешла в собственность государства. Олигарх оспаривает это решение в судах.

Ожидается, что «антиколомойский» закон Верховная рада рассмотрит на внеочередном заседании 28 марта. Впрочем, олигарху подконтрольна значительная часть парламентариев, вполне возможно, что он сумеет воспрепятствовать инициативе.

На руку Коломойскому также разгул коронавируса. Инфекцию подхватили уже два депутата рады. В аппарате парламента обещают обеспечить участников внеочередного заседания масками и перчатками. Но парламентарии всё равно могут испугаться и прогулять обсуждение.

Фактор экспорта

Старший научный сотрудник Института экономических исследований и политических консультаций Виталий Кравчук также считает, что на укрепление гривны влияют покупка ОВГЗ и сезонный фактор.

«В первой половине года более благоприятные условия для гривны, потому что пик импортной продукции у нас идет ближе к осени. А спрос на ОВГЗ усилился, потому что низкие процентные ставки за рубежом и сравнительно выгодные в Украине — и чтобы покупать эти облигации в гривне надо продавать иностранную валюту», — объясняет он.

Экономист считает, что политические факторы не часто сказываются на курсе.

«Пока не было заявлений об изменении экономической политики, что и ограничило влияние политического фактора на курс гривны», — характеризует ситуацию после президентских выборов экономист.

Виталий Кравчук прогнозирует, что не стоит ожидать существенного дальнейшего укрепления гривны.

«При таком курсе экспортерам менее выгодно обменивать выручку на гривны, и курс будет двигаться в другом направлении. Определенного отката на отметки, которые были три недели назад, можно ожидать в ближайшее время», — отмечает ученый.

В то же время, по его мнению, ослабление гривны может затормозиться благодаря росту экспорта сельскохозяйственных товаров осенью, который совпадает с пиком импорта иностранных товаров.

Самолеты долларов

Признаков надвигающегося экономического шторма несколько. Уже в январе украинский госбюджет недополучил 21% запланированных доходов. По итогам трех недель марта зафиксирован антирекорд по сборам — бюджет недополучил 35% доходов, то есть 34 млрд гривен.

В связи с этим правительство собирается секвестировать бюджет. Согласно предложению кабинета министров, денег лишатся субсидианты ЖКХ — у стариков и малоимущих срежут почти 9 млрд гривен. 7 млрд субвенций заберут у местных бюджетов. Всего сэкономить планируется 124 млрд гривен, которые правительство будет распределять в ручном режиме.

у3

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Сложная ситуация на валютном рынке. Если в начале марта за американскую валюту давали 24 гривны, то через три недели — 28 гривен. Нацбанк пытается удержать курс, для этого продает валюту. За последние две недели продал более $2 млрд из имевшихся ранее 27. Но глава Нацбанка Богдан Данилишин признается, что резервов для самостоятельного противодействия кризису не хватит.

Еще один признак кризиса — дефицит наличности. Гривны нет, потому что украинцы из-за паники сняли сбережения с банковских карт и счетов и перепрятали их «под матрас». Доллара нет, потому что американскую валюту поставляли в страну самолетами, а сейчас авиарейсы поставлены на паузу.

Многие банки в связи с этим закрыли отделения. С 18 марта крупнейшие из них — Приватбанк и Альфа-банк — официально прекратили продажу наличной валюты. Не исключено, что финансовые организации прекратят выплачивать клиентам дивиденды по вкладам, чтобы получить дополнительный запас прочности. По крайней мере, Нацбанк Украины рекомендовал им отказаться от выплат.

Добавить комментарий